Смирение — честный взгляд на себя

Подходит к концу первая неделя Великого поста. 14 марта 2019 года, в четверг, в Георгиевском храме поселка Жатай архиепископ Якутский и Ленский Роман в сослужении настоятеля иерея Максима Степанюка совершил Великое повечерие с чтением последней части Великого Покаянного канона преподобного Андрея Критского.

По завершении канона владыка предложил верующим размышление о смысле великопостных молитв.

— В Покаянном каноне есть всего несколько призывов к святым. Естественно, к Божией Матери, Соучастнице в деле спасения человечества. К преподобному Андрею Критскому — как к автору всего канона, великому гимнотворцу, знатоку Священного Писания, из которого он и составил это обращение к душе, восстающей от сна греховного. И к преподобной Марии Египетской — ей будет посвящена целая неделя Великого Поста и в память о ней будет еще раз прочитан Великий Покаянный канон целиком. Для нас важно молитвенное предстательство этой угодницы Божией, но еще более важен для нашего духовного пути ее образ. 

Красота его в том, что Мария Египетская от состояния крайней грешницы через покаяние пришла к такому состоянию святости, что ангелы удивляются о ней, что Иордан она переходила как по суше. Образ этой личности говорит, что у Бога ничего невозможного нет. Что бы мы о себе ни думали, в какой бы скорбной ситуации ни находились — с Богом все возможно. Самые печальные крайности с Его помощью претворяются в духовную радость. Ее мы и должны искать, просить, об этом преображении — размышлять в молитве. 

Наша задача — за сорок дней очиститься через покаяние, обновленными встретить Воскресение Христово и идти к следующей Пасхе. В Каноне Андрея Критского и в молитве преподобного Ефрема Сирина мы часто слышим о добродетели смирения. «Смиренномудрие». Это состояние — неотъемлемое для духовной жизни христианина. Это понятие глубоко не популярно и не современно. Чаще всего смирение понимается как некоторая «забитость». Но что это на самом деле?

В Евангелии, говоря о смирении, мы вспоминаем мытаря, который пришел в храм, плача, бил себя в грудь и повторял: «Боже, будь милостив ко мне, грешному!» Это и есть подлинное смирение. Не потому что он плакал. Не потому что он стоял в конце храма. А потому что он верно оценил свою жизнь — без прикрас, похвальбы, без закрывания глаз на неудобные молитвы. 

Размышляя о смирении, один святой отец, преподобный Петр Дамаскин, говорил: «Воздаяние от Бога бывает не за добродетели и не за труды ради них, а рождающемуся от них смирению». Какие мы знаем добродетели? Вера, надежда, любовь, милосердие… Но святой Петр говорит, что Господь награждает не за них, а за то, что от них рождается смирение. Как только мы начинаем жить по-евангельски, как только мы вдумываемся в себя, мы видим несоответствие себя идеалу, замыслу, заложенному в человеке Богом. И осознание своего недостоинства — и есть смирение. 

Posted in Городское благочиние, Слайдер, Служение архиерея and tagged , , .